гинолис
погладь автора, я сказаВ
22.12.2013 в 23:40
Пишет Aizen Sousuke Team 2013:
Команда Айзена Соуске. Тема 1: AU. «Подарок», мини, G

Название: Подарок
Команда: Aizen Sousuke Team 2013
Тема: AU
Пейринг/Персонажи: Айзен, Барраган
Размер: 1276 слов
Жанр: AU
Рейтинг: G
Дисклеймер: отказ



— Здесь хорошо, — негромко произносит Айзен, окидывая взглядом пустынную местность, кое-где покрытую чахлыми зарослями. Его глаза чуть сощурены, а на губах бродит улыбка. Ветер треплет каштановые волосы. Сейчас он совершенно не похож на преуспевающего владельца элитарной психиатрической клиники.
Они прилетели ночью, и Луис сразу повез его в Каса Лас Ночес — «свое поместье».
Барраган, массивный, седой и усатый, весь точно иссеченный ветрами и временем, — словом, самый настоящий мексиканец, — стоит в паре шагов позади и наблюдает из-под кустистых бровей за Айзеном.

— Хочу увидеть тебя с длинными волосами, — неожиданно произносит он. Голос у Баррагана густой и хриплый. Айзен оборачивается. Смотрит ему в глаза.
— Нет ничего проще, — улыбка, проскальзывающая по безупречно очерченным губам, кажется издевательской.
Барраган вздергивает брови и тушит сигарету о камень рядом. Айзен следит за ним с неодобрением.
— В следующий раз затушу о подошву, — заверяет его Барраган.
— Лучше пепельницу с собой носи.

В простых фразах слышатся отзвуки не то тепла, не то глубины. Как будто этим двоим есть много, что друг другу сказать — но они обходятся ничего не значащими словами.

— Как тихо, — негромко, не скрывая удовольствия, произносит Айзен.

Тишину в этих краях нарушает только ветер. Барраган и энергохозяйство припрятал так, чтоб ничто не напоминало лишний раз о присутствии человека.
Его дом врезан в холм, расходится лепестками террас и стеклянных стен из-под сухих каменистых склонов.
Простое, просторное жилище, пронизанное светом и ветром. Крошечный огонёк жизни среди бескрайних пустынных пространств. Конец пути…
Очень спокойное место.
Айзен представляет, каково тут ночью, улыбается и глубоко вдыхает сухой, колкий, удивительно свежий воздух.
— Как насчет прогулки верхом? — вкрадчиво, точно у мальчишки о побеге с уроков в кино, спрашивает Барраган. Айзен улыбается, не оборачиваясь. У него нет программы визита. Это не визит, а похищение. Барраган совершил набег на клинику и похитил её руководство. Увёз в другой мир.


Барраган всегда приезжал в «Белый дом» без предупреждения — в лучшем случае из аэропорта позвонит. Это оборачивалось, конечно, лишними хлопотами; но Айзен позволял. У человека, создавшего вместе с ним «Белый дом», был особый статус.

Похищение было организовано хорошо.

Хорошо организовать похищение означало вот что.

— Разве твои не могут без тебя обойтись?
Он достаёт его уже с четверть часа — осторожными вопросами, неосторожными вопросами, намеками разной степени вкрадчивости; чуть ли не шпильками. Ему не терпится. Его обуревает идея.
Лёгкий наклон головы — Айзен, кажется, прячет улыбку. Наконец-то дошло до стадии прямых предложений. Или?..
Барраган бросает небрежно:
— Самоуправление… обмен опытом…
— Научный туризм, — подсказывает Айзен. В его глазах мелькают жёлтые отсветы.
— А что? — с самым невозмутимым видом отзывается Барраган. — Конференцию замутить…
— За пару дней.
Барраган кряхтит и встаёт из кресла. Пока он сидит, можно забыть, какая это глыба. Высокий, грузный, могучий — могучий во всех смыслах: светило, божество архитектурного Олимпа, мировая знаменитость, национальная гордость Мексики…

Они беседуют на террасе жилого комплекса «Белого дома» — той его части, в которой обосновался Айзен. Это место носит название не по частям света и иным географическим изыскам; оно называется "Цветок на воде".
— Давно хотел похвастаться, — «Белым домом», догадывается Айзен; в голосе Баррагана звучит предвкушение, — да всё повода не находилось.
Он бросает на Айзена короткий взгляд.
Айзен вздергивает бровь.
— Перед кем? И как.
Барраган с неожиданной для его массивной фигуры живостью пересаживается в кресло рядом, упирает локти в колени и переплетает пальцы — собирается делиться задуманной шалостью, искренне ждёт одобрения. Хочет разделить удовольствие.
Из-под ресниц лощёного владельца элитарного клинического комплекса брызжут жёлтые искры. Айзен развлекается.


Под вечер «Белый дом» напоминает разворошенный муравейник. Тихо только в лечебных корпусах. Жилая зона, социалка, рекреации — везде какой-то движняк.
Айзен отдает стартовые распоряжения и устраняется от дел. Клиника переходит в режим полного самоуправления. А чтобы управляться было веселей, для всех желающих поактивничать, повысить квалификацию и получить новый опыт найдётся дело помимо текущих забот — в ближайшие же дни на базе клинического центра состоится симпозиум. И ничего, что обычно такие вещи планируют за год; кто хотел отведать кризисного управления? Нате вам кризисное самоуправление. Хвастайтесь, делитесь, приглашайте, кого хотите — разумеется, научную молодежь; какой же динозавр сорвется к вам в гости? Только такой, кто сам душой молод. Нарабатывайте контакты.


Отдельные хлопоты и особые задачи для службы безопасности. Особый режим для службы обеспечения. Что? Кулинарный фестиваль?.. Нет, шутить так было не лучшей идеей. Но задумка, конечно, прекрасна, как летний рассвет; когда-нибудь, возможно, к ней вернемся.
И в довершение всего — как апофеоз — внезапно визит архитектурной общественности. Фестиваль неформального общения, пиршество духа строителей грядущего мира. Scientific and technological slam.
Странное, правда, у Баррагана получается хвастовство — сами-то создатели будут за океаном. Но пусть уж подрастающая смена повеселится.


Стоит ли говорить, что служба безопасности «Белого дома» пришла в неистовство? Канаме, решительный и суровый более, чем можно вообразить, явился пред светлые очи владыки (к концу безумного дня Айзен только глаза рукой прикрывал, слыша, как его на радостях величают разгулявшиеся подчинённые) и проторчал в его кабинете до глубокой ночи. Старший персонал только улыбочками обменивался: торчи не торчи, а карт-бланш — у нас на руках!
Барраган, чьё участие в беспорядках поначалу едва ли превысило дюжину писем и столько же звонков, был отловлен активистами под дверями ками-самы и нагло захвачен в эксплуатацию. А что? Разве не справедливо?

Бедлам удался на славу. Кое-кто сгоряча даже осмелился требовать у Айзена обещаний, что проект «Бедлам» станет мероприятием ежегодным.

Но ничего необычного не было на самом деле в этой суете. «Белый дом» всегда жил ярко; для этого необязательно шуметь. И, однако, за ворота клиники Айзен выезжал, охваченный предвкушением глобальных перемен. Что же — все былое уходит, не правда ли?


Собственно похищение происходило ночью. Ради такого случая разыгравшиеся сотруднички вырядились в индейцев и пиратов и бегали по саду с факелами и шутихами.
Ренессанс, преисполнясь язвительности, потребовал «сделать всё по-взрослому» — и группа захвата устроила в блоке «Америка» — административном корпусе — натуральный бодигардский матч. Всем, значит, праздник, а им что — покраситься? Вон пусть Канаме красится, ему по статусу положено.
Но Канаме краситься не захотел, и захватчики невозбранно победили.

Барраган, в дырявой шапке-террористке, добывал Айзена-саму лично. Ренессанс настаивал, чтобы Айзен сопротивлялся — но «добрый доктор А» не пошел у него на поводу и вышел к взявшим штурмом админкрыло сам. Под восторженные вопли зрителей и победителей страшный Бармалей-Барраган с утробным уханьем взвалил «доброго доктора» на плечо и понесся по саду вприпрыжку, провожаемый улюлюканьем и стрельбой.
— Виси! — настойчиво удерживая ношу, пыхтел Барраган, — нельзя зрителей огорчать!

Украденного доктора запихали в машину (Айзен не сдержал ироничной гримасы, признав в ней устрашающего вида внедорожник Ренессанса. Ренессанс обнаружился за рулём) и под проявления массовой радости (получилось и правда весело; а? ну скажи, что не так?) знаменитый архитектор увез руководителя психиатрической клиники в отпуск.
В другой мир.

Действительно — в другой мир. Айзену нравились его маски, Баррагану — и подавно. Но здесь — здесь можно было ни во что не играть.



Айзен повернулся, сунул руки в карманы, прищурился против солнца.

— Намерен меня развлекать?

Барраган разводит руками, усмехаясь в усы.
— Ночные гонки в пустыне? Охота?..
— Психиатрический симпозиум, — подсказывает Айзен. Барраган скалится:
— И государственный переворот впридачу.
Айзен снова окидывает взглядом горизонт. Над пустыней встаёт новый день.
Медленной тягучей волной приходит странное чувство.
— Я тебе помогу, — Айзен с улыбкой кладет руку Баррагану на плечо.
— Чтобы время не переводить? — ухмыляется Барраган.
— Луис, — в спокойном голосе проскальзывает металл. Барраган накрывает его руку ладонью и снова перебивает:
— Понимаю; нет двух недель.
Усмехается, снимая руку Айзена с плеча.
— Пойдем, — слух ловит странные ноты. — У меня для тебя есть подарок.
И, оглядываясь уже на ходу:
— Ты не против?
Айзен улыбается, не трогаясь с места.
— Сперва… прогулка. И дом покажи. Я… давно тут не был.
— Хочешь освежить впечатления? — откликается Барраган обыденно, беззаботно.
Хочу оценить, могу ли я быть не против, — этого Айзен не произносит.

Айзен точно в темную теплую воду вступает. Он не хочет знать заранее; все, что ему нужно, он уже знает — он проверит себя в столкновении с неизвестным. Это будет интересно. Это всегда интересно, но сейчас — особенно.
Подарок Баррагана больше, чем он сам думает. Айзен любит и умеет использовать подарки эффективно.

Двух недель у них нет, но дня три… дней пять… Айзен усмехается. Я оценю тебя — во сколько дней?



URL записи
запись создана: 23.12.2013 в 01:02

@темы: «погладь автора», «Bleach», Айзен-сама