21:50 

~ из понравившегося:

гинолис
погладь автора, я сказаВ
25.12.2013 в 05:05
Пишет Команда Ичимару Гина:
Команда Ичимару Гина. Тема 2. Мистика/психодел/хоррор. «Карамель», драббл, PG
Название: Карамель
Автор: Команда Ичимару Гина
Пейринг: Ичимару/Кира, слегка Айзен/Ичимару
Тема: мистика/психодел/хоррор
Рейтинг: PG
Размер: 850 слов
Жанр: психоделика, драма
Дисклеймер: все Кубо
Саммари: Ичимару совсем не любит сладкое так, как Айзен
Скачать


Гин улыбается даже во сне. Ему снится карамель. Золотистые тонкие струйки карамели льются на банановые ломтики, на ананасовые кольца, на целые сочные клубничины. Гин некстати вспоминает волосы Изуру, такие же золотистые и тонкие, тянется за кусочком банана — и просыпается. Его рука – на коленях Изуру (пришел, по своему обыкновению, накрыть спящего капитана?), по лицу Изуру блуждает загадочная улыбка.

– Что такое? – улыбку на лице лейтенанта Гин видит нечасто, а уж такую и вовсе не видел ни разу; это совсем на него не похоже. Между тем лейтенант улыбается еще шире — чуть не светится. – В чем дело, Изуру? Девушку нашел? Поспорил?

Кира молчит и смотрит странно, почти снисходительно. Выглядит это пугающе.

– Сделай чаю, Изуру, – Гин ничем не обнаруживает беспокойства, – хотя нет, сначала почеши меня за ушком, – потягивается и улыбается сладко, совсем сахарно.

Изуру покорно тянет руку к волосам Гина, но тот перехватывает ее на полпути. Его лейтенант залился бы краской от такой просьбы, а этот… Гин моргает, так медленно, словно что-то мешает ему снова открыть глаза. Он успевает вновь провалиться в сон и увидеть, как карамельные струйки темнеют, затвердевают, ложатся янтарными завитками на вялые уже фрукты – теперь просто так не возьмешь, только ломать, – прежде чем удается вынырнуть в реальность. Айзен, снисходительно улыбаясь, поглаживает его за ухом.

– Как приятно видеть вас, Айзен-сама, – тут же находится Гин и трется щекой о холодные пальцы. – Я уж думал, мой Изуру не в себе. А это просто ваши забавы.

– Удивительное все же дитя, – задумчиво произносит Айзен.

– Было бы глупо расти, когда вы так любите детей, – улыбается Гин в ответ. – А можно в следующий раз попросить немножечко женщин и хурмы? Ну, или хотя бы хурмы. Вы же знаете, что я люблю, – Айзен сильно сжимает в кулаке его волосы. – Ай, все-все, понял.

– Иди поиграй, Гин.

Карамель снова струится, течет прямо по пальцам, Гин не успевает облизывать, хаори все уже в застывающих потеках. Фруктов больше не дают. Зато напротив сидит, поблескивая очками и плотоядно поглядывая на его липкие пальцы, Айзен. Впрочем, с уверенностью этого утверждать нельзя. На всякий случай Гин старается облизывать карамель медленнее и старательнее.

Он приходит в себя на футоне в своей комнате. Обеспокоенный Изуру сидит у постели с влажным полотенцем в руках. Душно.

– Капитан Ичимару! – полотенце тут же оказывается на лбу.
– Здесь же нечем дышать, – жалуется Гин, и Изуру бросается открывать все, что можно открыть.
– Вы так стонали во сне…
– Стонал? Надо же. А ты, значит, случайно ночевал под дверью и решил геройски облегчить мои страдания? Какой хороший мальчик.

От свежего воздуха Гину становится легче. Он думает, что долго еще не захочет фруктов в карамели. Переел.
Гин поднимается, набрасывает хаори, выходит на энгаву. Изуру неслышно идет следом — держится на расстоянии, но, без сомнения, подхватит, удержит, подстрахует, защитит, спасет… если понадобится.

– Вам что-нибудь нужно, капитан Ичимару?

– Нужно ли?.. – Гин опирается спиной о стену, лукаво улыбается лейтенанту. – Да, пожалуй. Иди сюда.

Изуру останавливается на вежливом расстоянии и слегка склоняет голову – не поклон, но знак уважения.

– Расскажи стишок, – Гин мигом дотягивается до оби Изуру и дергает на себя. Оби распускается, лейтенант от неожиданности чуть не падает, успевает затормозить лишь в последний момент, почти оказавшись в объятиях Гина и чуть не врезавшись в него лбом.

– К-капитан…

– Я шучу, Изуру. Дождешься от тебя стихов… – последнее звучит разочарованно.

Перед глазами неожиданно темнеет, и Гин вздрагивает. За спиной Изуру стоит капитан Айзен. От него расходится стойкий запах карамели. Кто бы мог подумать, что он может быть таким тошнотворным.

– Я же сказал — поиграй, Гин. Ты заставляешь меня повторяться, – произносит он с самой доброй из улыбок.

– Что с вами, капитан?

Колени Гина подгибаются, он начинает медленно сползать по стене, — но Изуру, конечно, успевает, подхватывает его и заставляет опереться о себя. Хороший лейтенант, всегда готов подставить плечо, голову… даже сердце. Особенно сердце.

– Со мной? – Гин снова улыбается, так широко, что губам больно и щеки немеют. – Ты просто вскружил мне голову, Изуру, что же еще?..

В густом ночном воздухе носится мошкара, мелькают серые толстые ночные бабочки. Они летят на свет и тепло. А еще их отчего-то неудержимо тянет на любые сладости. Целый рой ночных насекомых кружит в паре метров от Гина с Изуру, словно там, притаившись во тьме, стоит и смотрит медовым взглядом кто-то невидимый.

– Вы… всегда так шутите…

– Кто тебе сказал, что я шучу? Хочешь, докажу? – Гин цепко сжимает руку Изуру и, преодолевая слабое сопротивление, тянет вниз, кладет на хакама. Глаза Изуру широко распахиваются, он не может вымолвить ни слова.

– Интересные у тебя отношения с лейтенантом, Гин, – комментируют из темноты. – Уверен, что это пригодится?

– Вас так много сегодня, – отвечает Гин. – Я просто думал: и это тоже вы и ваши забавы; а теперь уже ничего не поделаешь. Вы же не против?

– С кем вы разговариваете? – Изуру явно напуган. Но руку не убирает.

– Развлекайтесь, – в голосе из темноты слышится усмешка. Мошкара разлетается в стороны. Видимо, Айзену наскучило наблюдать.

– Ни с кем, Изуру. Так, мысли вслух, – Гин прижимает оробевшего лейтенанта к себе, а затем увлекает в комнату. – Кстати, Изуру, любишь ли ты карамель?

Ночь течет своим чередом, сладкие цветочные ароматы разлиты в воздухе, Гин выясняет пристрастия своего лейтенанта и остается удовлетворен ответом – карамель Изуру не по душе. А вот у Гина нет выбора. Ему придется любить то, на что укажут. Или хотя бы делать вид.
Гин борется со сном и засыпает, только когда занимается рассвет. При этом он привычно улыбается. Даже во сне.

URL записи

22.12.2013 в 22:36
Пишет Команда Киры Изуру:
Команда Киры Изуру. Тема 1. AU. «Марионетка», мини, G
Название: Марионетка
Команда: Команда Киры Изуру
Тема: AU
Пейринг/Персонажи: Кира Изуру, Хинамори Момо, Абараи Ренджи, Ичимару Гин
Размер: 1464 слов
Жанр: ангст, романс
Рейтинг: G
Дисклеймер: Bleach © Kubo Tite
Саммари: Кира Изуру — молодой человек, который только что пережил похищение
Предупреждения: боян, потуги на психологизм
Скачать


Каждый считает своим долгом спросить, как он себя чувствует.

Мысленно Изуру кричит, он придумывает что-то едкое, циничное, острое – чтобы больше не лезли. На самом деле он склоняет голову, впивается пальцами в длинные рукава свитера и немного улыбается.

– Уже лучше, спасибо.

Ему не нравится выходить из дома – вокруг стало слишком много внимания, участия, сострадания. Как-то на улице к нему подошла незнакомая женщина, невысокая и стремительная. Она наискосок перешла дорогу и остановилась в нескольких шагах.

– Я видела, вас показывали по телевидению.

Он вздрогнул от режущего неприятного акцента и кивнул.

– Не представляю, просто не представляю, что вам пришлось пережить. Вы как, справляетесь? Вам не нужна помощь?

Он бормочет привычное «уже лучше, спасибо» и теребит пакет – только что вышел из магазина. Женщина говорит слишком громко, на них смотрят, Кира пытается съёжиться и мечтает послать её. Она печально и понимающе смотрит на мешковатый свитер с горлом и чересчур длинными рукавами.

– Сейчас самое страшное – остаться одному, – продолжает она проникновенно. – Знайте, очень многие готовы вам помочь. Того психопата всё ещё не поймали?

Кира мотает головой. Его снова знобит.

– Мне уже лучше, спасибо, – повторяет он и обходит её по дуге, избегая прохожих.

Свитер во многом спасает, но Кира всё равно не хочет чувствовать даже мимолётных прикосновений.

* * *

Кира отказывается от услуг психолога после первого визита.

Холёная женщина с безупречной кожей и нарочито небрежными крупными кудрями задаёт слишком неуместные вопросы, слишком личные. И лейтмотивом : «А что вы почувствовали в тот момент?» Наверное, это должно помочь разобраться в себе. Но у Киры от этого почти темнеет в глазах от ярости.

– Вы помните тот день, Кира-сан? – голос у неё мягкий, обволакивающий и нежный, такой бывает у ветеринаров и тех, кто посещает душевнобольных.

Он помнит. И тот, и все последующие. Он плохо помнит только день, когда вернулся, а всё, что было до... У него с детства хорошая память. Достаточно было прочитать раза три книгу, которая ему нравилась, – и он цитировал страницы по памяти. Это было просто, а мама улыбалась и трепала его волосам.

Вот только те дни не были книгой. В них были не только слова. В них было больше.

* * *

Хинамори звонит психологу из его квартиры. Кира сидит на диване и смотрит телевизор. Звука нет, на экране распускаются какие-то крупные цветы. В углу маячит эмблема музыкального канала. Он склоняет голову к левому плечу, слышит бодрый звонкий голос за спиной: «Нет, думаю, через неделю он тоже не подойдёт, ему уже лучше», – и вспоминает название. Хризантемы. Они белые, как и всё в этой комнате. Всё, кроме телевизора и книжных полок.

Он не слышит, как Хинамори кладёт трубку, подходит и садится рядом.

– Дело сделано, – говорит она. – Хочешь мороженое?

Хинамори – единственная, кто часто бывает у Киры. Она не задаёт вопросов, которые не касаются еды или фильма, который бы он хотел посмотреть. Она улыбается и делает вид, что всё в порядке. Она не старается ни обнять его, ни подойти слишком близко, ни прикоснуться. На днях ей предложили работу в фирме, где она проходила стажировку. И теперь Хинамори, не прекращая, рассказывает о своём будущем начальнике. В глазах – восторг и преклонение.

Кира не слышит почти ничего из того, что она ему говорит, но он благодарен. С ней спокойней. С ней можно чувствовать себя почти нормальным. Она от него ничего не требует, ей хватает совместных просмотров какой-то фантастики и ужинов за одним столом.

Абараи в длительной командировке. Сначала он вопит в трубку, что бросит всё и тут же приедет.

– У тебя контракт, – вяло напоминает ему Кира. Он знает: если Ренджи хочет что-то сделать, вряд ли его можно остановить.

– Да срать я хотел! У меня друг в беде! Так и скажу. И если этот придурок не поймёт – засуну нахрен контракт ему в задницу. Он меня так задрал – не представляешь.

Последнее относится к начальнику Абарая.

Кира молча выслушивает трёп о том, что они вместе обязаны будут съездить на побережье или на источники, затусить с девочками и пару раз напиться, и думает, что не против сменить квартиру прямо завтра. Так Ренджи его хотя бы не сразу найдёт.

Но Ренджи почему-то не приезжает ни завтра, ни через неделю. Он даже не звонит. Кира настолько удивлён, что говорит об этом Хинамори. Она готовит ужин. Завтра она выходит на работу и будет бывать у него реже.

– Мы с ним созвонились, и он обещал приехать, когда закончит свои дела, – она трясёт головой, откидывая чёлку, и улыбается.

Кира не спрашивает, что именно она сказала Абараю. Это то, чего он не хочет знать.

* * *

Кира всё заказывает через Интернет. Для прогулок ему хватает балкона. Он выходит только для поездок в полицейский участок – несколько раз его вызывали на опознание. Каждый раз Кира боится, что среди мужчин, на которых его заставят смотреть, будет тот, другой, которого ищут. Он знает, что это почти невозможно, но всё же боится.

Следователь, который ведёт его дело, звонит регулярно, с интервалом в неделю. Каждый раз спрашивает, не чувствует ли он себя лучше – Кира отвечает утвердительно – и не вспомнил ли что-то новое – на это Кира отвечает отрицательно.

С тех пор, как Хинамори начала работать, она не бывает у Киры. Звонит вечерами, голос усталый, но счастливый. Кира чувствует какое-то странное облегчение от её отсутствия. Будто она отвлекала его, не давала сосредоточиться.

Теперь жизнь Киры размеренна. Курьеры приезжают по понедельникам. Сначала Кира заказывал готовую еду, но обилие людей, звонивших к нему дверь, раздражало. Поэтому он начал заказывать продукты и готовить себе сам.

По пятницам звонит Абараи. Голос у него неизменно пристыженный. Он подробно описывает, что произошло с ним за неделю, травит байки, но уже не обещает разгула по возвращении – его шеф посчитал необходимым продлить командировку.

Звонки от следователя обычно четвергам между часом и двумя.

Из общей упорядоченности выбиваются только поездки в участок, но они всё реже. И Кире дышится спокойнее.

* * *

Сегодня среда. Кира стоит на пороге, сжимает ручку двери и слушает стук крови в ушах.

– Ты не предложишь мне войти, Изуру?

На нём, на человеке, стоящем за порогом, дорогой костюм. Кира помнит запах его туалетной воды, помнит цвет его глаз – голубые с серой окантовкой – помнит, что у него всегда холодные жёсткие пальцы.

– Меня могут увидеть здесь, Изуру, ты не боишься?

Он улыбается и здоровается с женщиной, которая спускается по лестнице. У него вид человека, который ведёт светский разговор. У Киры подкашиваются ноги, когда он делает шаг назад.

Кира запирает дверь и медлит. А когда всё же оборачивается – сзади никого нет. Ни в коридоре, ни в гостиной. Гость расположился на кухне.

– У тебя отличная квартира, Изуру, мне нравится.

Кира краснеет и топчется на месте.

– Ты можешь сделать мне чаю, – подсказывают ему.

Кира поспешно кивает. Ему жарко в свитере, и рукава мешаются.

– Не пойму, что с твоим вкусом, Изуру. Когда мы встретились, ты одевался иначе. А это тебе совсем не идёт.

Шорох газеты. Кира не знает, как она там оказалась – он точно не покупал.

– Сколько стоит сын губернатора. Да ты знаменитость, Изуру. Передовица, удачная фотография.

Кире сложно сосредоточиться на словах, он с трудом понимает, что ему говорят. Ему просто нужно сделать чай. Всё просто. Ему не сказали внимательно слушать, ему сказали заварить чай.

Чашка немного дрожит в руках, когда Кира ставит её на стол. А потом чужие пальцы обхватывают его запястье. Рукав слегка поднялся, и он кожей чувствует кожу.

– Почему ты не сдал меня, Изуру?

Кира стоит, неудобно наклонившись. Он знает, что ему нужно ответить. Он думает о том, что это – самое интимное прикосновение за последний месяц. Он чувствует, как большой палец слегка двигается из стороны в сторону.

– Я читал описание человека, который якобы похитил тебя. Меньше всего он похож на меня. Почему, Изуру?

Кира краснеет так сильно, что, кажется, вот-вот задохнётся. Он видит, как медленно поднимается вторая рука. Оглаживает его подбородок, проходится по щеке и заправляет за ухо прядь волос.

Затем пальцы разжимаются, Кира пятится, натыкается на холодильник, там и остаётся. Смотрит, как его гость пьёт чай. И думает, что эта квартира больше подходит ему, не Кире.

– Меня зовут Ичимару Гин, – говорит он и поднимается со стула.

Он проходит мимо, Кира втягивает запах и закрывает глаза, чтобы точно не забыть.

Он отлепляется от двери холодильника, только услышав «проводи меня» из гостиной. Кира идёт и понимает, что почти улыбается. Никогда за прошедший месяц ему не было так легко. Не нужно ничего ждать, не нужно ни о чём думать, не нужно ничего решать. Рядом человек, который вовремя скажет, что он должен сделать. Человека зовут Гин, он стоит в его гостиной и рассматривает диски с фильмами.

«А сейчас он уйдёт», – понимает Кира.

Он знает, что это должно принести облегчение. Что должен позвонить следователю, обрадовать – да, вспомнил, прежнее описание никуда не годится. А тот человек только что был у него. И теперь Кира знает его имя.

Кира думает – может, это поможет? Может, что-то наконец изменит в нём самом? Может, тогда он перестанет чувствовать себя вещью, марионеткой, которая беспомощно обвисает на гвозде, когда её нитей не касаются руки кукловода.

Это мысли, недостойные мужчины. Отцу было бы за него стыдно. Кира не двигается, только горбится ещё сильнее.

Гин оборачивается, пиджак собирается мелкими складками на плече:

– Ты можешь пойти со мной. Только не в этом, таким ты мне не нравишься. Переоденься, Изуру.

И Кира действительно улыбается.

URL записи

@темы: братец Кира, Ичимару, Битва персонажей, «погладь автора», «Bleach»

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

что случилось с

главная