гинолис
погладь автора, я сказаВ
…При пе­рехо­де соз­на­ние из­ме­ня­ет­ся – очень удоб­но, да, по­тому что ког­да яв­ля­ешь­ся в дру­гой мир, не­кото­рые ве­щи о сво­ей, гм, ре­аль­ной – ска­жем так для прос­то­ты - жиз­ни луч­ше не пом­нить. - Там ин­те­рес­нее вспом­нить дру­гого се­бя, не прав­да ли? Прос­то ин­те­рес­нее. А ещё – чес­тнее. – Ты при­ходишь в дру­гой мир, что­бы там жить, и, по­ка приб­ли­жа­ешь­ся к не­му, вхо­дишь в не­го, меж­ду ва­ми дей­стви­тель­но идёт раз­го­вор – вы до­гова­рива­етесь, кем и как он те­бя при­мет. Кем ты бу­дешь в нём, для не­го. - О, нет, это не про внеш­ность, ма­неры или там спо­соб­ности. Это – про от­но­шения меж­ду тво­им и его сер­дцем. - Я, пра­во, не знаю, как это ска­зать. - …Это - про то, что «по­ка мне не хва­та­ет тво­ей люб­ви, мне всег­да бу­дет хо­теть­ся…», - и ты рас­ска­зыва­ешь, че­го – ещё. Или по­казы­ва­ешь.
…при­каса­ешь­ся к сер­дцу ми­ра.
А он бе­рёт те­бя на ла­дош­ку и ды­шит – вот так он ды­шит – вот это его ды­хание. Вот это его улыб­ка. А вот так ему боль­но, и это­го он бы не хо­тел – от те­бя. И ты ста­ра­ешь­ся уб­рать то, че­го бы он не хо­тел, ту­да, от­ку­да оно не вый­дет и не по­лезет и не ста­нет по не­му ска­кать.
…По­тому по ми­рам луч­ше все­го пу­тешес­тву­ют доб­рые. )
По­тому я очень лю­бил… и очень бо­юсь хо­дить по ми­рам.

…по­тому наш с то­бой мир мне так жаль

В об­щем, хо­дить по ми­рам – очень сво­еоб­разное за­нятие. По­тому и ма­ло кто хо­дит. Ну, та­ким спо­собом. Та­ким спо­собом хо­дят толь­ко те, ко­го я …люб­лю и знаю. Про­чие, ес­ли хо­дят, то хо­дят дру­гими. И по­луча­ют­ся из это­го дру­гие шту­ки.

…И ког­да ко­го-то зо­вёшь – то зо­вёшь его тем, что со­еди­ня­ет его с то­бой – там, не­из­вес­тно где.
…С не­кото­рых пор я по­нимаю, что со­еди­нять мо­гут очень раз­ные ве­щи.
Что для то­го, что­бы ко­го-то поз­вать – или вы­валить­ся в дру­гой мир – мне уже мож­но не быть та­ким… та­ким ос­то­рож­ным. Что для это­го впол­не дос­та­точ­но прос­той ду­рац­кой си­лы.
И это очень сквер­ное от­кры­тие. Очень.
По­чему я ду­мал, что ни­ког­да не ста­ну та­ким же, как эти… они?.. те, ко­го сты­дил­ся, бо­ял­ся, пре­зирал. Те, на ко­го не был по­хож. – Они прос­то сло­мались рань­ше, сра­зу; а я дол­го жил дру­гим, не та­ким. Но те­перь я по­хож… те­перь во мне то­же есть что-то…
На­вер­ное, имен­но вот это что-то нас с ним и со­еди­ня­ет.

Я смот­рю на не­го и не ве­рю, что в этом че­лове­ке есть что-то, что я хо­тел бы поз­вать.

Я очень вни­матель­но на не­го смот­рю. Мне очень ин­те­рес­но знать, ка­кого мне взбре­ло в го­лову – или ку­да ещё – ис­пы­тывать ин­те­рес… к че­му? Лад­но; что я се­бе во­об­ра­зил – об этом я по­думаю по­том. Сей­час я мо­гу пос­мотреть на то, что, собс­твен­но, от­клик­ну­лось… и при­пёр­лось.
Но по­ка что я, собс­твен­но, ни­чего боль­ше в нём не ви­жу: он очень лю­бопы­тен, ему очень лег­ко уби­вать… ну и ещё он лю­бит рас­смат­ри­вать лю­дей. Всё. Боль­ше ни­чего нет.
Но ведь он жи­вой… и я же ос­та­вил ему па­мять *

Ах, как я люб­лю та­кие ве­щи
…я слиш­ком ста­рый. Нет, сна­ружи не ви­дать, - но ду­шев­но я слиш­ком стар для не­кото­рых ве­щей. Это на­чина­ешь по­нимать, толь­ко сос­та­рив­шись.
Но я всё ещё спо­собен ис­пы­тывать ин­те­рес к дру­гим су­щес­твам. Бо­лее то­го: я под­держи­ваю в се­бе эту спо­соб­ность, как умею.
По­тому что нет смыс­ла жить, ес­ли те­бе дру­гие не­ин­те­рес­ны. Ес­ли не­ин­те­рес­ны – вон, по­жалуй­ста… ...не знаю, как по-рус­ски это мес­то наз­вать, - ста­рое тём­ное нич­то, об­ласть чёр­ных звёзд, - всег­да под ру­кой, всег­да ждёт то­го, ко­му не­ин­те­рес­но… и я час­то ту­да на­веды­ва­юсь. По­сидеть на краю, опус­тить­ся в не­бытие, за­быть всё – и быть выб­ро­шен­ным, как то, что ещё не… не знаю, что. Не знаю, по­чему выб­ра­сыва­ет. …Они не мер­твы, иног­да я… я ког­да-то ви­дел ко­го-то из них, - но они и не… не знаю, как ска­зать; у них дру­гое соз­на­ние, от­личное от соз­на­ния звёзд, или ка­ких угод­но оби­тате­лей звёз­дных ми­ров, и в че­лове­чес­кую мою го­лову (или че­лове­чес­кий мой жи­вот))) это дру­гое не вле­зет, - а зна­чит, и дру­гим я ни­чего объ­яс­нить не смо­гу.

…Гос­по­ди, о чём это ме­ня по­нес­ло?..
Это всё по­тому, что я бо­юсь соп­ри­кос­но­вения.
…Я поз­вал ко­го-то, с кем бо­юсь соп­ри­кос­нуть­ся!.. Ай-ё-ё-ё!..

…Но не всё же так пло­хо же, да?.. Ведь мне ин­те­рес­но смот­реть на не­го?.. Да. Ко­неч­но, да. Очень. Толь­ко иног­да боль­но – как буд­то от не­го ку­да-то там… не­весть ку­да тя­нут­ся стру­ны, и иног­да стру­на за­дева­ет взгляд… ре­жет. – Та­кое неп­ри­ят­ное ощу­щение…

…И, по­жалуй­ста, без фо­кусов. Ему же не­хоро­шо сей­час... по­жалуй.
…Ты вот во­об­ще ду­мал о том, что он, мо­жет, сов­сем за­был, что та­кое – че­лове­чес­кое те­ло?.. Ты вот во­об­ще-то за­чем ему имен­но прос­то че­лове­чес­кое те­ло-то… сде­лал?.. …О ве­ликие тай­ны под­созна­ния, я не слы­шу вас!.. Мо­жет, я прос­то не по­нимал, что там у них?.. – Мо­гучий до­вод, ага. – Ну тог­да я не знаю. – А я знаю. Ты прос­то хо­тел быть им. Частью его. В нём. - …Ы! ы!.. всё-всё-всё!.. убе­дил, уго­ворил, мол­чи, мол­чи!.. чёрт. И не мо­гу ведь ска­зать – «боль­ше не хо­чу». На­де­юсь, что не хо­чу… собс­твен­но, по­тому и бо­юсь, на­вер­ное. А ну, как оно вов­се не то, чем бы мне хо­телось бы быть?.. Оно ведь точ­но-точ­но не то. – А пе­реде­лывать под се­бя уже стра-аш­но. Мы уже не де­ти, нам уже вся­кие ужа­сы из­вес­тны… Или что? Хо­чешь ска­зать – жал­ко?.. Ой, мож­но по­думать, я та­кой злоб­ный стер­вец, что вот так возь­му и при­мусь из ко­го по­пало что по­пало ле­пить!.. Ну вро­де бы нет. А вот на прак­ти­ке, как я пог­ля­жу, то есть пря­мо сей­час – то да. Вот это вот – лень, а вот это вот – лю­бопытс­тво. А вот это вот – да­же не знаю, как наз­вать. И все они сош­лись сю­да, - где сер­дце это­го че­лове­ка?.. вот они: сто­ят над ним. – Ты ещё ска­жи – сей­час уку­сят… - Бо­юсь, что сде­ла­ют что-ни­будь ху­же. У не­го и так сер­дца поч­ти что и нет – что ты со сво­им-то бе­зуми­ем ту­да ле­зешь?.. – Ну так вот и хо­рошо. – Ну так вот и при­дурок. Ты же по­том бу­дешь… - Да ни­чего по­том не бу­дет.
…Без фо­кусов, я ска­зал.
А па­мять? Па­мять ему ос­та­вил – за­чем?.. – Вот имен­но за­тем. Что­бы сам на се­бя пос­мотрел!..
Ах ты

...ах, он слы­шит

И я от­хо­жу ти­хонь­ко – даль­ше – сей­час ему ещё слы­шен го­лос ми­ра, пусть луч­ше он пос­лу­ша­ет его… это, ко­неч­но, вов­се не тот мир, в ко­торый ста­нешь звать дру­зей, - кро­ме как с целью этот са­мый мир спа­сать, - но всё рав­но – это Мир; жи­вой… ин­те­рес­ный… вол­шебный. – Тот, в ко­торый я сам ког­да-то при­шёл, ве­домый вос­торгом… и лю­бовью. Вдруг и он что-то ус­лы­шит?


---------------------------------
* ос­та­вить па­мять – это не в том смыс­ле, что «па­мять не от­нять», а в том, что тот, кто идёт в дру­гой мир, вспо­мина­ет сам се­бя… осоз­на­ёт… для не­го ста­новят­ся жи­вы… ак­ту­али­зиру­ют­ся дру­гие час­ти са­мого се­бя. Ну то есть в нор­маль­ном ва­ри­ан­те – о, очень это ин­те­рес­но, да

* * *
и ещё ка­кой-то об­ры­вок наб­роска вдо­гон­ку это­му:

Что та­кое при­вес­ти ко­го-то… поз­вать ко­го-то в наш мир? В тот, в ко­тором жи­вём я и вы. – Это зна­чит – дать ему воп­ло­щение.
А воп­ло­щения бы­ва­ют раз­ны­ми.
Кто-то ре­ша­ет этот воп­рос сам. Ко­му-то нуж­но по­могать. В его слу­чае это бы­ло ре­шение, при­нятое мною за не­го. – То, что у не­го бу­дет обыч­ное че­лове­чес­кое те­ло, а не пло­хо по­нят­ное мне бе­зумие под наз­ва­ни­ем ги­гай (нуж­ное соз­да­телям чёр­то­ва се­ри­ала ис­клю­читель­но для то­го, что­бы ста­вить сво­их пер­со­нажей в нуж­ные им по­ложе­ния) и не ещё бо­лее сом­ни­тель­но­пони­ма­емое мною «ду­хов­ное те­ло».
Что у не­го бу­дет па­мять.
Что он бу­дет са­мим со­бой.

@темы: «Bleach», внезапно, далекое прошлое, маленькое лисье бешенство