Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
23:21 

Кира-кё, ночь и утро дня, когда Кира увидел капитана Гинолиса.

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Кира-кё не был большой усадьбой. Три ряда крыш, как было принято в Сейрейтее, крытых золочеными листами. Меловая белизна стен. Сад позади, двор. Усадьба окружена крытым коридором. Ворота наглухо заперты, первый этаж тускло отблескивал огнями. Углями горели кое-где огоньки на втором поверхе. Третий был слеп.
Кира знал, что внизу распоряжалась бабушка. Что внизу идут какие-то приготовления (да, разумеется, комната, другая, особенный гость, и ради него многое нужно перенести, передвинуть, по-новому перегородить комнаты… устроить мороку.
Ему было неинтересно. Смутно думал, что капитан чихать бы хотели на комнаты. Разве что поиграть с тем, что обнаружится необычного.
Была ночь, а утром Кира обещал себе посмотреть на своих внутренних чудовищ, посопереживать им, позевать, затем обнаружить, что всё как прежде

Лежал в темноте на футоне и глядел на черные балки потолка. Развлекал себя тем, что выискивал места, где ниндзя было бы удобнее всего направить стрелку ему в горло. Отдыхал. Настороженно прислушался к жуку-могильщику, точившему где-то половицу. Не думалось.
Шуршал углями в жаровне язычок огня, играл тенями.
С его жаром спорил тонкий язык сквозняка из-за щели отодвинутой ставни.
Отсюда он мог охватить будто и весь Сейрейтей. И капитана Гина где-то, и Ренджи, и весь отряд по отдельности. Всё жило в одно время с ним. Двигалось, думало, стремилось, жило – как один организм. Разобщенный и скрепленный мириадами нитей.

Наверное, только Вабиске был всегда настолько под рукой, что не мыслился «отдельно», никогда не принадлежал к этому миру, а был такой же частью Киры, как сама рука или сердце. И всё другое больше не было важным.
Обнять, укутать одеялом, провалиться в сон… в первую ночь за долгое время, когда он мог воспринимать себя вне работы.
запись создана: 26.12.2009 в 02:37

@темы: что случилось с, тема с другой стороны, Изуру

URL
Комментарии
2009-12-29 в 23:33 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
"Углекислая
Хлоридная
Натриевая
Железистая" -

"Сульфидная
Гидрокарбонатная
Натриевая
Йодо-Бромистая"
- Примерно такими были таблички кадок слева. Кадки справа пугали иначе:

"Шафран, Белый Чай, Криптомерия"
"Жень-шень, Мангр, Водяной Орех, Мискант"

Ингридиентура вырезалась на одной стороне, другая хранила иероглиф красивого названия. Выполнен был так, как если бы его прогрыз жук-"заболонник обыкновенный" или другой короед.
Кира-кё наверняка не стоял на термальных водах, скорее, воду привозили. Поэтому можно было только гадать, наполняются ли по-прежнему кадки иероглифически облагороженной водой, или в них уже давно поступала вода не лучше и не хуже любой другой.

Кира потянул за ленту с яшмовым шариком. Убрать принадлежности.
Бабушка бы непременно напомнила, что это набор еще его прадедов, и что он должен беречь его и заботиться собственноручно, и что путь чая достоин пути меча... но Кира мог только отправить набор ногой за ближайшую дверцу.
Сёдзи отъехала бесшумно.
О-баа-сама Цукиони, в черных перчатках, с высоким китайским воротником из-под вышитого ворота кимоно, с посохом, прицепленным к поясу, стояла на пороге.
- Ну, мне тут не просить заботиться о наборе, - одними губами произнес Изуру.
И он-то надеялся, что ему дадут умного слугу?
О, нет.
Бабушка вонзила взгляд в Шинсо.
Кира закрыл занпакто спиной.
О-баа-сама опустила ладонь на оголовье посоха.
Изуру сдвинул кисть ближе к Вабиске.
- Гость прибыл, - мягко и столь же тихо сказал Кира. - Завтра всё. Даже не сегодня ночью.
- Спишь тут.
- Сплю тут.
- Кира. Не-ве-ста. Я завтра же начну искать тебе невесту.
Кира не схватился за сердце от одного того, что у него отнялась рука. В голове и сердце настала буря, а когда перед глазами прояснилось, то чайного набора уже не было, бабушка пропала "черной вдовой", а Шинсо была в безопасности.
По крайней мере, на своем месте.

2009-12-29 в 23:48 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
А в дверях ванной комнаты (или как этот гм покой обозвать?) стоял гинолис и щурился на лейтенанта. Он мог молчать, сколько угодно, - Изуру всё равно казалось, что он громко говорит. Ну, например...
- Мои соболезнования, Изуру, - голос звучит иронично, но вызывает ощущение искреннего сочувствия. - Похоже, это чудовище придумало себе презабавный повод для развлечений.
В одно движение оказывается возле подставки, смотрит на меч. Тихонько бормочет себе под нос:
- И какое же это ей дело до Шинсо?..
Переводит взгляд на Киру-сана:
- И выполняются ли... - голос делается более звонким, и наконец становится слышна переливчатая улыбочка, - угрозы и обещания, а?..
Надо будет пообщаться со старухой, да.

URL
2009-12-30 в 00:10 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Обернулся, сжимая запястье. В голове звучали вопросы, но ручаться, что они были заданы, Кира не мог. Спрятал руки в рукава. Прогнал из головы призрак бабушки. Капитан уже вернулись, стояли возле Шинсо, и в голове всё еще звучали богатые переливы его голоса.
- Ичимару-тайчо? Вы что-то сказали? ...Извините.
Не прощу. Свадебным подарком - шелковый шнур. Фольгу. И яд черной вдовы.

2009-12-30 в 00:32 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
а фольгу зачем? ))
- Ничего, Изуру, - мягко и с мягкой улыбкой. - Ложись спать. Надеюсь, сегодня больше ничьих визитов не получится?..
А у меня, похоже, и правда будет, чем развлечься. Но...
Улыбнулся ободряюще, взглянул. Взял Шинсо с подставки и прошёл к своему футону. Поспи со мной, красавица, а то я ещё просплю визит какого-нибудь чудовища... ...Ну, по крайней мере, увижу, отчего мой лейтенант такой... бешеный Шутка, однако, получилась невесёлой. Гинолиса грызли любопытство и неудовольствие - очень неудобная смесь. Какого оми этой ведьме было нужно от Шинсо?..

URL
2009-12-30 в 01:44 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Кивнул. Отцепил церемониальну цепочку, скрепявшую хаори, скинул его на локоть, начал было снимать парадную юката, но помедлил, прикрыл глаза, ушел за ширму; там уже распоясался, избавился от хакама и ги.
Конечно же, ровно как капитан, Кира не доверил Вабиске водяной подставке.
Сон дошел и до этой комнаты, мечник-бродяга.
Коснулся травинкой плеча Изуру. Отправил отдыхать душу в край, где горит ночью солнце во сне.

2009-12-30 в 02:25 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
вот те раз! а где мой ответ?.. я ухитрился его сам потерять!.. ((
ладно. заново. что-то в таком духе:
Гинолис, успевший улечься, проследил маневры Киры любопытными мерцающими глазками, но деликатно закрыл глаза, когда тот устраивался на своём футоне.
Однако когда Изуру затих, открыл глаза и долго лежал без сна, - неподвижно, только глазки мерцали, обегая комнату. Потом вдруг провёл рукой по груди, отыскивая тот самый ключ на тесёмочке, улыбнулся, неслышно встал, подумал и всё-таки поднял Шинсо, неслышно раздвинул и сомкнул за собой фусума. Не волнуйся, Кира-сан, я далеко не пойду. Я только посмотрю, куда двери смотрят...

URL
2009-12-31 в 21:47 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Парадные двери отъезжали легко, но были тяжелы, шли на черном рельсе. Смотрели в тихую залу с колоннами. Сундуки у стен, дзабутоны. Четыре очага. Напольные канделябры. В одной нише - черная Каннон. Другая - затворена резными дверцами с изображениями дэвов и богов в высших сферах. Из того, что казалось не таким старинным - шкапы. Переплетенные парчой и шелком, в них держались коробочки, в каких, на старокитайский манер, держали рукописи. Были книги, даже свитки в узких тисненых чехлах с гравированными металлическими ярлыками. Над сундуками видны были картины. Почему-то больше военного толка. Кроме того среди дзабутонов на низком столике, скатанные в рулоны, лежали карта Японии и карта Общества душ. И, ближе к алтарю Каннон, развернутая парапетами к большей части комнаты, с двумя спусками, шла лестница вниз.

2009-12-31 в 22:28 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис замер, наклонив голову к плечу, с любопытством оглядывая помещение. Тихо пошёл вдоль левой стены, с довольной улыбочкой поглядывая по сторонам, временами легонько касаясь пальцами какого-нибудь предмета - не иначе, помечал территорию...

URL
2009-12-31 в 22:50 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Не так давно с крыши и из сада было видно, что дом не спал. Вдруг будто темный рукав притушил огни и навеял сна. Внизу не было ни проблеска. Свет тянулся из-за незакрытой сёдзи, высвечивая очертания и пятна предметов. В недвижности воздух дрогнул. трепет крыла невесомым шорохом тронул чуткое лисье ухо. Светлый мотылек.
Скрылся из света, вновь блеснул крылом за Каннон, уселся на одну из рук богини.

2009-12-31 в 23:10 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис остановился, всё с тем же характерным наклоном головы. Стоял, вроде бы и не глядя прямо, однако не выпуская из поля зрения ночного гостя; уши насторожились, уставились характерным способом. В темноте не видно, конечно; но улыбался как-то странно. Как будто рассеянно. Пальцы левой руки легонько прикасались к навершию рукояти - как будто гинолису хотелось чем-то занять руки, но он не знал, чем.
Постоял, поулыбался и неслышно двинулся к лестнице.

URL
2010-01-09 в 01:51 

погладь автора, я сказаВ
Темнота помещения за спиной беспокоила, хотя единственным действительным источником беспокойства была ночная летунья. «Ничего, вот я тебя разъясню», - всплыло в сознании гинолиса, и он тихо хихикнул смешному выражению.
Лестница же спускалась в гораздо более волнующую темноту. Это была неспокойная и... немирная темнота. Не то чтоб недобрая, - но с разными... привкусами. Гинолис невольно повёл носом а уши давно уже стояли торчком, внимательно обращённые в эту самую темноту, и казалось, что сейчас гинолис сделает характерное движение шеей и головой, - как дёргает и крутит головой мышкующий лис.
Это было... волнительно. Гинолис сдержал желание оказаться внизу одним прыжком и двинулся по лестнице медленно, со ступеньки на ступеньку, человеческими шажками.

URL
2010-01-10 в 01:00 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Под нижней ступенью прохладная теплота дерева ответила холодным ожёгом металла. Рельс для дверей, закрывавших лестницу. Кира-кё не был светлым поместьем. Рисовой бумаге предпочитали надёжную тяжесть дерева. Лёгкому дневному свету - пожарные отблески фонарей. Но он шел из комнаты хозяина. Перед ним была зала не из тех, что открыты другим и даже свету луны или солнца.
Колонны в железных опорах, тяжесть балок. Очаг, еще держащий тень тепла. Запах благовоний. Стены крыты резными панелями. Нет ширм и нет циновок. Под разлётом лестниц, перед очагом, на возвышении, закрытой еще одними дверями ниша.
"Дом дверей". Не будь они картинами по себе, что было бы?
Запах пепла, оружия, благовоний.
И тяжесть, исходящая от балок, из закрытой ниши, из дерева, нигде не смененного легкой бумагой.
Запаха женщин нет. Где бы ни была эта "закрытая половина", сюда им хода не было.
Честь по чести, Кира не ахти как держали оружие. За панелями. Вздумай вассалы перерезать горло главе дома, и им не пришлось бы далеко ходить. Кому бы именно ни пришла в голову эта шутка, Изуру Кира порядка не менял. Может быть, им со всем оружием нечего было бы делать с блондинистыми хозяевами?
Кое-где капитаны, как Сой Фон, нашли бы потайные ходы и в стенах, и в полу. Прикажи она измерить каждый клочок пространства, и нашла бы отверстия для стрелометов, нацеленных на места глав семей (разряженных, после одного инцидента, в котором никто не пострадал); нашла бы тонкие трубы, призванные распылять что-нибудь от безвредного до неприятного, трубы полезные, обогревающие дом, тайники в колоннах, как пустые, так и заполненные мусором, а в одном так и осталась пара драгоценных бирюлек и каракуля, рисованная Изуру лично в сильно маленьком возрасте. Хотя ни один глаз не мог проникнуть в укрытие, но каракуля сильно походила на драгоценную кочергу лейтенанта. Видно, её образ преследовал Киру с младенчества.
Другого интересного не было.

2010-01-15 в 02:08 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис обошёл помещение, неторопливо оглядываясь, иногда проводя рукой по какому-нибудь фрагменту панели; задумчиво постоял у одной из колонн, потом постоял у очага, - куда бы пойти дальше?.. И полез на возвышение: заглядывать за дверь.

URL
2010-01-17 в 01:42 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Меч в лаковых ножнах.
"Правосудие. Возмездие. Иероглиф, который можно читать, как: "Рубильщик голов", "Отсекающий головы", "Головорез" и так далее.
Рукоять переплетена человеческими волосами.
По сторонам охранные надписи. Наверное, чтобы души не вылезли из меча, или чтобы не трогали без спросу.
Мотылёк. Пролетел вверху и устроился на балке. Бессильное создание в это время года едва держалось в воздухе.

2010-01-17 в 02:05 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Посмотрел, наклонив голову набок, небрежно перевёл взгляд прищур на что-то, протрепыхавшееся в воздухе. Пережил мимолётное желание проверить, что будет, если испытать на бабочке Шинсо. Успеется ещё... Внутренний голосок ехидно отозвался: «Это очень мило с твоей стороны, Ичимару! ты не хочешь устраивать своему лейтенанту неприятности?..» "Ещё успею", - отозвался с усмешкой. - "Или есть в этом сомнения?.."
Но о возможных сомнениях насчёт грядущего думать не желалось совершенно. Внезапно озарился престранной идеей. Вернее, идея появилась раньше, но была и впрямь странноватой - и потому быстро исчезла. "Ну, ладно", - сказал себе, будто уговаривал, - " я подумаю, да, как с Изуру об этом поговорить".

Охранные, да?..
нет, исследовательский инстинкт (во всех его проявлениях) сегодня у гинолиса проявлялся деликатно. Он не полез к мечу, а аккуратно прикрыл дверь, отвернулся и снова взглянул на бабочку. Улыбнулся, протянул руку, поманил её.

URL
2010-01-17 в 02:15 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Бабочка, вне всяких сомнений, страдала старческим слабоумием и сообразительностью дохлой мухи. Повертела роскошными антеннами, подняла и опустила лапку, и на этом её жизненная активность приказала долго жить.
Адские бабочки, несомненно обладали лучшей дрессурой. Впрочем, что взять с мохнатого вырожденьица?
Вверху по лестнице споткнулись. Постояли и тихо поднялись обратно. Изуру, конечно.
Бабочка, правда, встрепенулась и переползла по балке. Чем одно место отличалось от другого - неясно.

2010-01-17 в 02:40 

погладь автора, я сказаВ
Покачал головой. Оглянулся. "Нет; пусть. Надо пойти Изуру уложить. А не то, чего доброго, так и будет... сопровождать мои похождения".
Двинулся в сторону лестницы. Постоял у колонны, потрогал задумчиво. Неожиданно зевнул. Подошёл к пути наверх, поднял голову. Передумал окликать. Подошёл к перилам, порассматривал фигуры. Тихонько отправился наверх.

URL
2010-01-17 в 03:00 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Изуру скрывал широким рукавом несуществующий зевок. Перевел взгляд на появившегося капитана.
Улёгся вновь. Походило, что он и не успел толком проснуться,и едва ли вспомнит завтра, что просыпался.

2010-01-17 в 03:18 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Пощурился на Изуру ( в темноте видел так же, как днём), поулыбался себе и своим мыслям. Молча улёгся, уложив рядом Шинсо, сперва вытянулся, а потом завозился, устраиваясь удобнее, заворачиваясь в одеяла. Протяжно вздохнул.
- Сладких снов, Изуру, - проговорил в темноту с улыбкой.
Пусть уснёт, правда. А впрочем - куда спешить...

URL
2010-01-20 в 15:02 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Самое худшее зло, какое знал к себе Изуру, было не ложиться спать рано. Обычно же сон его застигал глубоко за полночь, оставляя ему, как угодно, но встречать восход Аматерасу.
Можно было бы сказать, что поместье – вот счастливое место, где никто не принудит его подниматься ни свет ни заря, если накануне он немного бродил за вдохновением и переборщил с кистью… Всё было бы так, не будь Кира всё же японцем и воином. Если его не поднимал лик светлейшей богини, то это делала дисциплина, а когда не могла сладить она, Изуру вскакивал, едва вспомнив удивление меча тому, что можно спать спокойно, засыпая так поздно.
Вот почему лучи солнца заставали Киру уже прошедшим омовение, иногда медитацию и уже запивающим чаем будущие утренние распоряжения.

Одна из стен была отодвинута, там вовсю лучилось солнце (против остальной комнаты, укрытой ширмами от галереи и ее света – капитан ещё спали), там теснились шкафы с бумагами и старыми хозяйственными сводками, там кружилась тонкая пыль, брала влажный разгон по бумаге кисть, и бледный, не оживленный с полуночи хозяин записывал что-то.
Там, слышно было, скрипнула створка фусума, Изуру приглушенно что-то сказал, поднялся и прикрыл дверь опочивальни. Разговор, едва слышный. Кто-то отчитывался, Кира иногда спрашивал. Видно, утренний доклад.

Вот тишина, Кира вышел из бумажной кельи, но не в спальню, на круговую галерею. В сад ли, или куда-то ещё? По секрету надо сказать: куда-то ещё, не в додзё, не поболтать с девушками у их половины, даже не навестить бабушку, о которой слышал, что она весьма мрачна. Господин Кира ушёл шляться по лавкам, а точнее забирать заказы.

Собственно, дом просыпался еще раньше хозяина. Начинали куриться очаги, пускались в ход нагревательные печи, прогоняя в трубах тепло. Черные слуги. Затем девушки, прикасаясь то к одному, то к другому легкой рукой, наводили тон дому, передавая весточку за весточкой о том, куда молодой господин отправились так рано, с кем затворялись в спальне, почему ходили ночью, и что о-баа-сама Цукиони мрачна и долго смотрела на Рубильщика.
И, да, исподволь они думали, когда хозяин приведут молодую госпожу в дом, и какая она будет. До сих пор дело выходило следующим образом: о-баа-сама выбирала лучшую из кандидаток, окружала её достойными соперницами и подавала список внуку.
Внук перелистывал страницы, не спорил и не соглашался. На этом всё строилось, поскольку вступать в сговор поперед выбора наследника до сих пор старая госпожа не решалась.
- Но уж теперь-то точно решится, - сходились они.
Что ещё говорили женщины: что как-то господин Кира узнал о пламенных взглядах, расточаемых всевозможными красавицами, смелыми как львицы, метящими в капитаны и лейтенанты, не знающими поражений перед мужчинами, госпожами Мэри.
«Я понимаю, что моя женщина не будет в Готее, не будет носить распущенных волос иначе как... и я никогда не увижу другой её улыбки, кроме как улыбки мне и цветам в саду (ну можно еще повосхищаться моим мечом)... (и вежливо улыбнуться гостям)... (и бабушке)» - восклицательно сообщил молодой господин, очевидно считая себя обезопасенным этими ограничениями.
Девушки хихикали долго. Когда одна из них смущенно поинтересовалась о улыбке к ребенку, господин Кира изволили счесть ребенка, пока он еще ребенок, вполне растительным созданием. То есть цветком.
И всё.
Примерно так строилась утренняя жизнь. Приходили… как бы их назвать… разночинцы и стряпчие разного рода. Черный ход и черная лестница и несколько помещений содержали таинственную финансовую жизнь дома. Стучали вдруг шинигами, которым сказали, что присутствует отсутствие господина Киры. С красной лестницы поднимались гости женского пола, а зачем – неясно. Там же принимались все те, кто дорог лицам женского пола продажей тысяч мелочей, без которых красота лица и настроения недостижима.

2010-01-21 в 01:01 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Как только шушуканье, а затем и шаги Киры стихли и рейацу санбантай-фукутайчо удалилась вот абсолютно неважно, в каком направлении, да!, гинолис выскочил из постели.
Перед этим он вдоволь навалялся и уже успел заскучать. Да, спится тут сладко, но вот управление мне не нравится, как поставлено!
Окинул комнату жадным любопытным взглядом ладно, всё потом ))), сунул за опояску Шинсо и тенью скользнул на галерею - в сад.
Надо было раньше, пока он ещё спал... да ладно, пусть!..

В саду, конечно, раннее утро милее. Но и сейчас неплохо. Гинолис шёл не по тропинкам, а под кустами - ну, так, чтобы не быть замеченным кем попало. Вдыхал запахи, дёргал ушами и любовался красками и формами. Было любопытно, красиво, весьма продуманно и... и с привкусом какого-то беспокойства. Это я волнуюсь сам, но чему?..

Ну, Изуру, расскажи немножко, перед чем я там могу позамирать ))

URL
2010-01-24 в 16:56 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Пруд в дальнем конце сада сужался и уходил под еловую сень. Там, однако, на берегу, почти у воды (сваи были подтоплены) было выстроено небольшое святилище. Платформа, потемневшие колонны, резба поверху, коньковая крыша под старой черепицей и золоченым шпилем с семью кольцами. Ветви забирались внутрь, почти касаясь веревки, протянутой к языку бронзового не гонга и не больших бубенцов, а колокола.
Сюда не приходили давно, листва замела углы.
Водоросли и белесые нити плесени, мох то забирались вместе с подъемом воды вверх по опорам, то спускались. Гляделись полированными коряги сооружения.
На одной из колонн угадывались следы ножа. Можно было разобрать нетвердой, совсем непривычной к ножу рукой:
"Изуру, я оставлю бенто. Не могу ждать".
Почерком нетерпеливым, но лучшим:
"Спасибо, его разворошили ежи".
На другой было вырезано:
"Пусть говорят, что здесь обиталище духа или каппы, я не буду верить. Сегодня я застрял в корягах и чуть не утонул, разодрал руку, и, говорят, только этой кровью и спасся. Какой мрак! Ничуть не бывало. Уже умерли, а всё равно верят в ересь. Вот уж кого чуть не приняли за каппу, так это меня. Но: "Сроду не видывали белых капп". А, конечно же. Черных видели. Пока принесли бинты, я чуть вовсе не истёк. Ну и пустомели".

Солнце едва пробиралось сюда, и, по времени года, здесь было не больно уютно.
И в углу валялся затянутый пауками, должно быть, опрокинутый ветром, кованый фонарь.
Кто знает, почему именно это место было так заброшено? Как будто всё застывало тут до поры возвращения Изуру.

2010-02-04 в 12:23 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
лисогин передвигался (ну не скажешь же - прогуливался!) по саду безо всякой цели, следуя принципу "от этого конца и пока не надоест". Шинсо негромко комментировала его прогулку, но он только фыркал в ответ.
До пруда в глубине сада он добрался быстро и без приключений. Берег, прячушийся в еловых зарослях, возбудил в лисогиньей душе хорошо забытые... хотя, может, никогда и не существовавшие чувства. Поставив уши торчком, стреляя глазами по сторонам и вытянув хвост палкой, он пробирался вдоль берега, покуда нос не сказал ему, что впереди не только ёлки, но и какое-то старое здание.
Гинолис удовольствия ради принялся подкрадываться на полном серьёзе.
Но заброшенное здание и вправду было заброшенным; никого тут не было уже очень давно.
Лисогин обошёл строение с доступных сторон и, конечно же, не удержался от непосредственного посещения.
Осторожно переместился с помощью шунпо внутрь ветхого капища и с любопытством огляделся.

Колокол и фонарь привлекли его внимание.

Присел на корточки над фонарём, осторожно пошевелил. Встал, поймал еловую ветвь, терпеливо открутил; поковырял ею и обмёл фонарь, так что он снова стал похож сам на себя. Поразглядывал и поставил его на пол. «Хм, если тут всё же бывают - вот вам повод для размышлений!..» Сам себе поулыбался и обошёл по кругу колокол, разглядывая его.
Старые доски под босыми ногами были не очень приятны - мусор, холодно, - но зато казались живыми.

Потом выглянул наружу.

Спрятавшееся в ветках капище казалось хорошим укрытием... если бы не было всё-таки зданием. Всё-таки лучшие тайники и схованки - это места, которые никто не заподозрит в связи с людьми... шинигами или иными существами.

Гинолис задумчиво свесил голову с платформы, разглядывая тёмную воду и осклизлые столбы опор. Встал, ещё раз осмотрелся, наконец увидел надписи на колоннах; принялся неторопливо читать, наклонив голову к плечу.
«Ага-а, Изуру! сколько же это лет прошло?.. Интере-есно...»
За старыми каракулями вставал мальчишка - своевольный, насмешливый, немного избалованный... забавный.
Гинолис задумчиво махнул хвостом, и его кончик вдруг чиркнул по грязному полу; оглянулся и ахнул: не зря ему хвост показался отяжелевшим, - собрал кучу мусора и стал влажным.
С ругательствами и шипением схватил себя за хвост, принялся выбирать мусор. «Как-то же они ходят же!..» - подумал в отчаянии про натуральных обладателей хвостов, - «что ж у меня-то вечно...»
Сидел на краю платформы, на холодном полу, и копался в шерсти. Замёрз и раздражился. Оставил, наконец, хвост, поднял голову и вспомнил про колокол.

Колокол - это очень редкая и интересная штука, согласитесь.

Снова обошёл его, поразглядывал. «Ну, так уж сразу и не прибегут?.. Раза три... и спрячусь».

От языка колокола спускалась подгнившая верёвка. Осторожно, чтобы не порвать её, качнул язык туда-сюда, примериваясь, с какой силой потянуть, чтобы ударить. И, наконец, ударил.

Густой, глубокий звук потёк над водой.

Гинолис полюбовался им, дал затихнуть и ударил ещё раз и ещё.

URL
2010-02-05 в 16:22 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Гулкое небо подхватило вибрирующий бронзовый перелив, раскатило на широких ветровых крыльях.
Раз, другой, третий.
Запись в девичьем дневнике:
"Однажды мне приходилось слышать его звук, жуткий и пробирающий... однако он был вовсе не такой сегодня. Я знала, что это гость, но мне было грустно. Потому что этим звоном он вызывал душу бедной убиенной Атуми-одзё-сан. Каково ей встречать обжигающее солнце? Я читала сутры, не за себя, за её покой.
Ночью иногда удар колокола проносится... но так редко.
Доруэмон-доно... я вспомнила, однажды говорили, что это условный сигнал к чему-то, и что они "должны быть готовы". Но правда ведь... я не думаю, что Кира-кё в чем-то... Ведь господин Кира никогда не разрешили бы. Но они так редко здесь бывают;
Впрочем, уже давно не бил колокол, всё давно успокоилось, я верю. О-баа-сама Цукиони ведь даже без господина Кира хорошо управляют?
...
Поскорее бы они вернулись!"
***

Нет, ничего. Лишь солнце пробивалось через путаницу ветвей и ложилось на воду золочёным блюдом. Слетел с ветви листок.

***
О-баа-сама Цукиони приподняла голову. Над ней, за этажами и перекрытиями дома тоже простиралось пляшущее и звенящее небо. Но там. Не здесь. Деревянная мишень разлетелась в куски.
Мотылёк сложил крылья и... промахнулся мимо своей цели, распластался на воде.
О-баа-сама Цукиони вздрогнула. Раздражённо пристукнула копьём по деревяшке. Прошлась по зале, обратилась было к прислужнице, передумала. Вдруг повернулась к одному их тех, с кем в шутку проводила спарринг.
- У нас... в пруду... рыба есть?
- ...Рыба, госпожа? ...Хай. Прикажете...
Глава женской половины дома поджала губы, поправила перчатки.
Не могла она приказать выловить всю рыбу, собрать всех прожорливых водяных личинок, убрать всех птиц, всех летучих мышей, вообще всё, что ело мотыльков. Угрюмо, она отправилась прочь, наверх.
Скоро ей предстояло вынимать из воды несчастное неясно что.
- Да. Горячую о-фуро.
- В десять, госпожа, прибудут нарочные от господина Кобарэтиё.
- Он мой хороший знакомый, мы десять раз столкуемся, прежде чем натопится баня.
- Хай.
- Не сопровождать. Утоплю.

***

Через несколько минут к месту крушения мотылька подплыла лодка, которой, стоя и с шестом в руке, управляла сама глава Кира-кё, матриарх Цукиони. Её посох был заткнут за оби сзади и неуловимо напоминал оружие.

2010-02-06 в 03:22 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис наблюдал это действие из-под низких еловых ветвей, тщательно скрыв рейацу, не шевелясь и сжав рукоять Шинсо от волнения. Под ёлкой было темно, сыро и чертовски колко. Но любопытство сильнее дискомфорта. "Экая всё же бабка неприятная... (Дальше мелькнула труднопереводимая на язык слов мысль про тягостное наследие Изуру). Что она тут, собирается искать, кто в колокол ударил? Это ладно, не вздумала бы ещё устроить облаву!.." Надо возвращаться, - Изуру не найдёт его в спальне и разволнуется... У-у, и вычесать хвост, будь он неладен! "Ах, как неудобно, что я весь такой светлый, и юката белая..." Ну, справедливости ради, - юката белой не была, но да, действительно очень светлая.
Можно дождаться момента и уйти в шунпо, но уж очень хотелось посмотреть, что будет дальше. Затаил дыхание и прислушивался - и ушами, и к бабкиной рейацу.

URL
2010-02-06 в 23:30 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Старуха вытянула из-за пояса палку и протянула в воду, но вдруг давление рейацу изменилось. Кто-то чёрный шагнул на воду, склонился и поднял маленькое, донельзя жалкое насекомое. Это был Изуру.
- Вы сегодня вышли на прогулку? - Спросил он, разглядывая встревоженно мотылька. - Как вы думаете, его можно вылечить?
Матриарх Цукиони сердито стукнула палкой о дно лодки.
- Не то тебя по месяцам нет, не то во время службы заявляешься. Что-то на этот раз? Гость твой тут, дом стоит, всё приструнено.
Кира взглянул мрачно на неё, протянул мотылька. Вытянул из рукава несколько листков, передал все, кроме одного.
Дальше было весело, поскольку Кира достал пузырёчек, крошечную кисть, что-то написал на листке, и, видно, ни тушь, ни бумага, готовы не были - матриарх приняла листок почти брезгливо, вчиталась.
- Это была случайность, - сказала она, складывая бумагу. - А если ты будешь за сторожевого пса, добра не выйдет. Мы ножны, в которых ты скрыл чужой меч. Теперь тебе лучше забыть об этом.
Она оттолкнула лодку шестом, и та вскоре ушла из видимости.
Кира спрятал руки в рукава.

2010-11-28 в 01:35 

гинолис
погладь автора, я сказаВ
Гинолис даже ногами переступил от волнения - это всё равно, как если бы присвистнул, - когда на бестрепетной поверхности воды замер его бестрепетный лейтенант.
С весёлым удовольствием он наблюдал за неслышным диалогом, - впрочем, для гинолиса он не был таким уж неслышным, - и даже на радостях дёрнул хвостом, тут же, впрочем, зашипев бесшумно от неудовольствия, - мех цеплялся за еловые веточки.
"Никак не угомонишься!" - насмешливо пропела Шинсо, но гинолис только отмахнулся: "Да разве могу я угомониться, красавица?.." Ему было не до Шинсо, он не сводил прищура с Изуру - с любопытством и ожиданием. Хвост нервно стукал своего хозяина по коленям.
Когда лодка скрылась в тумане, гинолис шагнул на берег.

URL
2010-11-28 в 22:46 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Взглянул.
- Я ожидал вас увидеть.
Подошёл. У него было чувство, что перед ним ками. Из-за воды, тумана, чёрной, как тушь еловой густоты, из-за старого павильона, серебристого меха, похожести на лиса.
Опустился на воду.
Что-то он там собирался сказать? Сожалеет, что сад невелик? Что скоро приготовят вещи?
Забыл, это не было важно. Не было нужно здесь и сейчас.

2010-11-28 в 22:59 

погладь автора, я сказаВ
Гинолис смотрел исподлобья с ужасно довольной улыбочкой (хвост медленно и изящно описывал дуги, кончик дёргался, загибаясь), а потом вдруг шагнул ближе, протянул руку, провёл ласково по волосам за ухом. Очень ласково, нежно. И тут же нагнулся ближе и спросил шёпотом, заговорщицки заглядывая в глаза:
- Изуру! а ты умеешь из рогатки стрелять?..
Но это он не над Кирой, а сам над собой потешался - над своим внезапным восхищением и тем, как сладко сжималось посреди грудной клетки... а отчего? о, это-то как раз гинолис и хотел как следует распробовать!

URL
2010-11-28 в 23:21 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Я не учился этому, капитан.
Ответил, потом рассмотрел, затаив дыхание, отклик в себе на странное движение странного, чудесного создания.
"Я не должен относиться к этому так уж чудесно, - напомнил он себе, - они капитан прежде, чем источник чудес".

Его немного огорчало, что, может быть придётся делать то, что нравилось бы Акэти, но не ему самому.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

что случилось с

главная